Галлай глава первая знакомство

М.Галлай. С человеком на борту

Все книги Галлай Марк Лазаревич Марк Галлай С человеком на борту Глава первая ЗНАКОМСТВО В стартовом расписании на пуске первог Первый. Читать С человеком на борту онлайн. без регистрации и без смс. Яркие, самобытные образы космонавтов, учёных, конструкторов показаны в повести. МАРК ГАЛЛАЙ ОГЛАВЛЕНИЕ Глава первая. ЗНАКОМСТВО. Глава вторая. КОСМОДРОМ Глава третья. ТОТ АПРЕЛЬ Глава четвертая. КОРОЛЕВ.

И тем не менее такая связь обозначилась. Недаром, видно, утверждает диалектика, что все процессы в природе и в обществе взаимосвязаны… Ну а если вернуться от высокой философии к реальной жизни, следует заметить, что моё приобщение к космическим делам произошло при обстоятельствах, в какой-то мере случайных и уж во всяком случае вполне прозаических.

Как и многое другое в нашей действительности, все началось с заседания — нормального делового заседания. В один прекрасный осенний день года меня вызвал к себе начальник Лётно-исследовательского института, в котором я тогда работал, Николай Сергеевич Строев.

Марк Галлай: «Все написанное здесь — правда»

Действительно, старожилы коллектива знали, что группа наших инженеров во главе с Сергеем Григорьевичем Даревским делала тренажёр для будущего космического корабля. Задание это выглядело тогда крайне необычным, даже экзотическим. И хотя мало кто из нас успел повидать космический тренажёр собственными глазами, но даже просто сознавать, что вот, мол, какие вещи делают на нашем предприятии, само по себе было приятно.

Но как им пользоваться, ещё не очень понятно. Какая тут нужна методика? Обо всем этом надо подумать. Ты только дай команду, чтобы меня познакомили с тренажёром.

Книга Петр Пятый, Глава - Знакомство с «оранжевыми» и Порошенко (Аудиокнига)

А то я ведь даже толком не знаю, что это за штука. Тогда я сегодня сразу этим делом и займусь. А сегодня для тебя есть другое поручение… — И Строев объяснил мне, что сегодня, а если точнее, то через два часа, состоится совещание, на котором среди прочих вопросов подготовки к космическому полёту человека будет рассматриваться и такой: Словом, речь шла о решении в очередной раз старой как мир проблемы: По-человечески их чувства было легко понять.

Да и, независимо от чувств, самый что ни на есть хладный рассудок подсказывал то же самое: И почти никто не брался помочь… Так продолжалось до долгожданного телефонного звонка Гризодубовой, предложившей!

О Гризодубовой ходили легенды. У двух неординарных личностей было много общего в характерах, не так ли? Три года продолжалась опала, но профессия оставалась. Бортовое радиолокационное оборудование, испытанием которого занимался институт, позволяло вести полет только по приборам. Как все новое, метод поначалу вызывал недоверие: Чтобы развеять сомнения, пришлось брать на борт председателя комиссии.

Можно представить, как уходит в полет мощная машина, когда отпущены тормоза! Нечто похожее и произошло с моим героем на новой фирме, где он проработал пять лет, где 27 марта поднял в воздух, научил летать стратегический бомбардировщик 3М, свою ю машину.

В стал Героем Советского Союза, через два года - Заслуженным лётчиком-испытателем. Сняв погоны, до работал старшим научным сотрудником в ЛИИ. Защитил кандидатскую, а в — докторскую с темой: Опубликовал около трех десятков научных работ - не теоретических, а практических, связанных с небом.

Снова получается пересказ через запятую? Да о такой личности надо бы роман писать. Может, когда-нибудь и прочтем. В стал заместителем председателя методического совета министерства по лётным испытаниям.

Напомню, был Галлай в то время лишь неостепененным отставным полковником. Новая должность - новые задачи, скажете? Уровень другой, а работа привычная: Много в то время хороших самолетов долгой судьбы появилось.

Был, правда, в научной деятельности перерыв: Естественно, он не отказался. Хотя для человека с таким опытом быть просто методистом — слишком. Рассказывают, с него начинались тренировки. Сам он в шутку говорил, что первый инфаркт получил, когда проведать его в госпиталь пришел Гагарин Да потому же, почему, вопреки инструкциям, попал М.

Была у него и у людей, ему подобных, смелость: Стремился ли к достижению постов и наград? Лучше всего ответил он сам в одном из интервью: Не отсюда ли перерыв в наградах в 35! Орден Ленина в не в счет: Нет, не смогли воспрепятствовать очевидному, похоже.

Широкую известность принес ему труд писателя. Писать он стал по приказу, можно сказать, случайно. Пусть летчики в частях узнают об этом из первых рук. История публикации первой для широкого круга читателей книги интересна подробностями. Написанная вона сначала была отдана для оценки не кому-нибудь, а Эм.

Казакевичу, соседу по даче в Переделкине. Много времени тому не потребовалось: А дальше, что бывает, но нечасто, рукопись зажила собственной жизнью. Следующим ее читал Твардовский. Завидный писательский старт, правда?

Прочитав, позвонил Казакевичу и спросил: Но и здесь не обошлось без барьеров.

галлай глава первая знакомство

Навредили, в меру сил, но кто помнит подписантов пофамильно? Настоящие авторы, - действительные генералы целились в опальный журнал.

Лехаим | Марк Галлай: «Все написанное здесь — правда» |

А уж собственных друзей было столько Отсюда - от корней и окружения, наверное, и характер, и принципы, которым всегда следовал, и афористичность, и особый, галлаевский юмор. Известно, сколько сил забирает у многих вступление в члены Союза писателей.

А у Галлая, как исключение — без проблем. Приняли его заочно, причем много смеялись над текстом заявления: Тур от имени приемной комиссии ССП передал мне приглашение вступить в Союз советских писателей, то я и подаю данное заявление.

Можно расценить ситуацию как анекдот, но она описана Наумом Циписом со слов самого М. Ну какой еще автор напишет, предваряя собственную книгу: Когда пришлось окончательно оставить летную работу, опыт писательства пришелся кстати. Но опыт не только писательства.

галлай глава первая знакомство

Весь его жизненный опыт — через барьеры — видимые, а особенно невидимые - пригодился. Считается, что испытатели учат летать самолеты. Но существует, несомненно, и обратный процесс: Данная мысль проходит красной нитью через книги и судьбу автора.

Все книги Галлай Марк Лазаревич

Читаешь его прозу, и не можешь отделаться от ощущения, что ее цель — рассказать не о себе хоть большинство книг - мемуарные и автору есть что рассказать но о людях, с которыми сталкивался.

А имен много… Известных всем или очень немногим. Мимо одной особенности никак не пройти. У Галлая, если летчик в описываемой ситуации прав — всегда называется полное имя. А вот если неправ пример-то приводился не просто так называются лишь инициалы. И это тоже — от воспитания автора. И для воспитания читателя. Но нет, главная цель — показать авиацию глазами человека, заинтересованного в том, чтобы туда пришло побольше неординарных людей. Надо признать, что цели автор достиг.

Знавшие Галлая не один десяток лет называли его учителем от Бога, заставлявшим людей думать, сохранившим до последних своих дней любопытство к новому и стремление летать.

Через 15 лет после смерти на авиационных форумах все еще можно прочесть слова восхищения и благодарности за подсказанный правильный путь. Что можно рассказать о секретной работе, если над тобой несколько этажей цензуры? Оказывается, важно не только что, а. Владел он секретом убедительности. В писательских рядах не затерялся. Даже был членом Правления Дома литераторов. Учитывая характер, нелегко ему приходилось.

Но жизненное свое кредо опубликовал намного раньше, рассказывая о другом летчике: Не многим это дано. Вряд ли Марк Лазаревич считал, сколько раз это удалось ему самому.